Летний номер про культ еды

L'Officiel июль-август! На этот раз статья была о культе еды в современной массовой культуре и моде в частности. Рассказывалось про уродливые сумочки-бургеры, сакрализацию еды и то, как по поводу красивой еды сходит с ума весь мир.



На первом эскизе я хотела показать стол с едой на какой-то модной вечеринке, где еда разложена как в натюрмортах голландских художников. Вокруг прекрасные леди держат в руках сумки в виде еды, которые также являются частью натюрмортов.

На втором эскизе я нарисовала храм еды, к которому со всех сторон стекаются модницы. Этот храм стоит посредине ничто, а внутри него светится священный пончик.

В последнее время я поняла, что научилась довольно быстро рисовать более приличные и понятные эскизы. Это не только помогает в последующей работе, но и не так сильно пугает бедных заказчиков.



Редакции больше понравился вариант с храмом, поэтому я продолжила работу над второй иллюстрацией. Тут был вопрос с перспективой. При таком ракурсе получается, что люди, когда дойдут до храма, станут очень большими относительно дверей. А сам ракурс над головами людей создает отчужденное и скучное впечатление. А линия горизонта находится ровно по центру картинки, что тоже плохо. Хотелось опустить ее хоть немного. Далее на эту линию горизонта я «подвесила» людей за пояс, что как раз дало мне ракурс немного снизу.



Цвета в этот раз мне хотелось сделать немного больными, холодными и неественными. Именно с этим у меня ассоциируется религия, культы, храмы. Добавила немного больного голубого, фиолетового и желтого.



Чтобы подчеркнуть, что мы стоим за персонажами, а перед ними светится что-то яркое, увела людей немного в тень. Какой-то неественности добавляет то, что люди не отбрасывают тени. Я не забыла их нарисовать! Мне тогда показалось, что они будут сильно брать на себя внимание. Теперь думаю, что все-таки нужно было их оставить, потому что на финальной картинке получилось слишком много белого.

Июньский номер L'Officiel

Июньская статья о моде в L'Officiel была про Демну Гвасалию и Vetements. Точнее про то, что Vetements умирает. Почему? Потому что бренд, который был создан для того, чтобы смеяться вместе с покупателями над модой, теперь смеется над самими покупателями.



Эта статья сильно отличалась от предыдущих статей этой колонки. Здесь рассказывалась история конкретного персонажа и его творчества, поэтому сложно было придумать что-то отвлеченное. Нужно, чтобы читался и сам Демна, и бренд Vetements.

На первом эскизе я решила нарисовать вечеринку, на которой дизайнер веселится в компании красивых светских львиц. Но при этом, в отличие от остальных, он смотрит на нас хитро в камеру, поэтому нам кажется, что здесь не все так гладко, и он знает больше, чем другие персонажи иллюстрации.

Второй эскиз я хотела нарисовать как смерть Vetements, это был самый очевидный ход. Эта была задачка посложнее, так как я уже несколько номеров назад рисовала «смерть» модной журналистики, и не хотелось использовать уже пройденный прием. Я решила прибегнуть к искусству и цитатам. Вспомнила известную скульптурную композицию Микеланджело «Пьета» в Ватикане. На ней Дева Мария держит на руках мертвого Христа.



А мой вариант «Пьеты» — Демна в такой же позе держит на руках вещи своего умирающего бренда, первого детища. Немного лиричного настроения добавляет и то, что он спускается к нам откуда-то сверху. При этом место, в которое он спускается, больше похоже на грязную парковку. И это в духе его бренда.

Получилось два скетча:



Видимо некий религиозный подтекст не испугал редакцию, поэтому выбрали второй вариант. И это здорово!

Далее я начала отрисовывать контуры и немного подвигала композицию и пропорции. Картинка казалось мне пустоватой по сравнению с моими предыдущими иллюстрациями для этого журнала, но я решила не внимания от главного персонажа.



С цветом я долго мучилась. Тут было две проблемы. Первая: если делать его костюм черным, каким он и есть в жизни, то Демна получается черным расплывшимся пятном. Вторая: я хотела сделать немного грязненькие цвета, чтобы подчеркнуть дух бренда. Но где та граница между «немного грязненьким» и «грязным»? Я долго добавляла и убирала какашечный цвет сверху и сомневалась в нем. Быть или не быть?



В итоге какашечный цвет взял верх — он собрал композицию и акцентировал фигуру. Опять же, некоторые скажут какашка, а другие ответят — золото! Я добавила еще несколько граффити на стенах. И вуаля!

Майский номер L'Officiel



Майский L’Officiel подарил статью о феминизме. Это оказалось сложной темой для иллюстрирования. Сложно визуализировать группу людей, которую объединяют только общие идеи, а не внешние признаки. Поэтому сразу я же отправилась искать картинки, которые показывают, как люди видят феминисток. Поиск выдал результат: в среднем феминистки — страшные женщины с волосатыми подмышками, которые постоянно митингуют. Это первые и слишком примитивные ассоциации, и я бы возненавидела себя, если бы нарисовала подобное.

У меня двоякое отношение к феминизму. С одной стороны — безумно раздражают сексисткие шутки и предвзятое отношение к женщинам. Злит, что гендерное неравенство стало нормой для нашего общества и воспитывается в людях с детства. С другой стороны — сегодня общественное течение за права женщин гипертрофируется, раздувается и превращается в «феминизм головного мозга», карикатуру на самого себя. Поэтому для меня сразу же идет в компанию к «православию головного мозга» и «расизму головного мозга», что кроме саркастической усмешки ничего больше не вызывает. 

Первый эскиз показывает почетную потомственную феминистку. Главная героиня фотографирует себя в зеркале, которое висит над камином. На камине стоят феминистические награды — кубки и медали, стоит бюстик богини Афины.

О феминизме в статье рассказывается через историю одежды, которая становилась феминистическим символом эпох— послевоенный рабочий комбинезон, мини юбка или деловой костюм 80х с ярко подчеркнутыми плечами. Поэтому для второго эскиза отыскала в голове классический феминистический образ — Чудо-женщину, которую можно во все это одеть. Комиксы о Чудо-женщине пропагандировали новый сильный тип женщины, что для 40-х годов было сенсацией. Чудо-женщина — амазонка, которая живет на земле сотни лет, поэтому она просто обязана одеваться как модная феминистка.



Первый скетч показался слегка ироничным, поэтому выбрали второй скетч. Первый вариант композиции сильно распадался, и не все персонажи легко считывались. Два раза переодевала центральную героиню. Изначально я задумывала изобразить ее в образе Амелии Эрхарт, но потом решила, что мало кто смог бы считать такую ассоциацию.



Хотела, чтобы иллюстрация получилась яркой, сочной, с комиксными цветами. Долго подбирала цвет неба. Петербуржцу сложно просто взять и выкрутить бегунок синего вправо, сделать небо чистым и ярким — ведь так почти никогда не бывает! 

Картинка очень понравилась, но на последнем этапе редакция попросила «поднять в воздух» девушку в юбке и направить взгляд главной девушки в сторону зрителя. Готово — и в печать!

Апрельский номер L'Officiel

Закружил меня горящий дедлайнами апрель, совсем забыла выложить процесс работы над апрельской иллюстрацией. Скоро уже в мои руки попадет майский номер, так что в этом месяце будет комбо из двух историй.



Статья в этом номере рассказывала о том, что психическое состояние человека, проработавшего в модной индустрии, схоже с состоянием людей, прошедших войну и переживших природные катастрофы. Мой дергающийся глаз, постоянные кошмары и нервное расстройство говорят о том, что это все очень похоже на правду. Поэтому я с особой любовью взялась за работу.

У меня было два эскиза. Первый показывал девушку на приеме у психотерапевта. Она была одета во что-то очень сейчас модное, ее платье как бы показывало нам психическое состояние героини — паттерн из женских лиц, который мы встретим в коллекции Прада, кричал от ужаса. Чтобы сильнее подчеркнуть ее тревожность, я решила прибегнуть к приему, когда художники дублируют глаза или лицо героя, чтобы нам было на нем не сфокусироваться. Второй эскиз показывал историю после. Героиня уволилась, сошла с ума, окружила себя вредной едой и кошками, постоянно смотрит телевизор с пустым взглядом. Как-то так я себе и представляю жуткий стресс и дикую усталость.



Редакция выбрала первый вариант. Но мне очень нравился по композиции вариант с кошками. В свободное время я подумала дорисовать эту иллюстрацию «для себя», но в итоге слишком много над ней экспериментировала — пробовала цветной контур, рисовала ее акварелью, добавляла текстуры. Поэтому потеряла к ней интерес и оставила в покое.

Поскольку эскиз был совсем примерный, я нарисовала второй черновой вариант, чтобы было удобнее рисовать по нему контуры. На этом этапе справа образовался психотерапевт, которого попросила добавить редакция. В чистовых контурах я решила добавить немного безуминки психотерапевту, снабдив его манией к уточкам.



Я решила создать ощущение темного помещения с одним ярким источником света. Поэтому я все увела в тень, а главную героиню выделила контрастным светотеневым рисунком. Немого пришлось повозиться с лицом девушки и позой — она получилась слишком расслабленной и флегматичной. Немного ее «подсобрала» и направила тревожный взгляд на доктора.



Готово!

Санкт-Петер-Ординг

18 октября 2016 года я выложила пост с фотографией дома моей мечты. После просмотра фильма «Чрево» этот дом и это место так сильно запали мне в душу, что я никак не могла отделаться от мысли о том, что хочу уехать и жить там.



В фильме говорилось, что действие происходит где-то на севере Британии. Чуть позже я узнала, что на самом деле съемки происходили в курортном городке Санкт-Петер-Ординг на севере Германии, недалеко от Гамбурга. С тех пор я уже точно решила туда съездить, но только зимой. Услужливый Гугл предостерегал от летней поездки, все-таки это местный курорт:



Добраться до этого места не сложно. Если вы не на машите, то из Гамбурга можно сесть на автобус или поезд, поездка будет длиться 2,5-3 часа. Санкт-Петер-Ординг делится на две части, основная часть с большими отелями, ресторанами и парой магазинов. Там самый удобный подход к пляжу и очень много этих знаковых домиков. На самом деле это все здания с прокатом оборудования, туалетами и пара ресторанов. Пляж огромный, он тянется на километры, поэтому зимой здесь не очень чувствуется, что есть еще какие-то толпы людей, они все разбросаны маленькими точками.




Восточная часть города не туристическая, почти все дома жилые, такие смешные одинаковые немецкие дачи, напоминающие Хоббитон. Здесь почти нет туристов, и судя по тому, как на нас смотрели на завтраке (который почему-то проходил в столовке при местном доме-интернате), иностранные туристы тут птицы редкие.



Чтобы попасть на набережную из этой части, нужно пройти километр по одной из тропинок по «Национальному парку». Ты смотришь вперед — там ничего, только горизонт, слева и справа — тоже горизонт и пустота, а сзади лес. Людей здесь почти не было, только где-то вдалеке слышался голос собаки. Я не знала, что совсем недалеко от крупных городов еще остались такие огромные нетронутые места. Места, где ничего нет кроме ничего.



Вокруг такая тленная, щемящая душу пустота, что ощущаешь себя где-то на другой планете, в другой реальности. Там, где нет ничего, коме шума ветра и воды, крика чаек и лая собак. Небо было совершенно пустым, все вокруг тоже было совершенно пустым, и на душе было пусто и спокойно. Очень сложно было глазам — вокруг все было очень далеким, монохромным и одинаковым, в даль было не сфокусироваться.

Слева был виден ресторан. Он был закрыт и подтоплен, поэтому близко к нему было не подобраться. Где начиналось море было тоже не очень понятно, местами пляж был подтоплен, совсем далеко было идти немного страшно. Мы не знали расписания приливов и отливов, а судя по зеленым от мха столбам, отмечающим опасную зону, во время приливов вода поднимается здесь очень высоко.



Часто бывает так, что если чего-то очень долго хотеть, придумывать себе и представлять, то когда это сбывается, все оказывается не таким интересным и ярким. Но у меня получилось все совсем по-другому. После такой экспресс-поездки на выходные, я теперь мечтаю следующей зимой снять в этом месте такой хоббитовский домик на пару месяцев, закрыться от мира и отдыхать душой.

Мартовский номер L'Officiel

В моих руках, наконец, оказался мартовский номер L'Officiel с моей иллюстрацией.



Статья была о том, что сейчас порог вхождения в модную индустрию очень низок. Каждый мнит себя модным экспертом. Еще в статье говорилось о популярны блогерах, которые популярны благодаря своему умению общаться с аудиторией. Из этих двух главных тем и получилось два скетча.

На первом скетче я нарисовала «модных экспертов», которые стоят в очереди на собеседование. Я себе представляла их как фотографов-блогеров, поэтому у всех на пузе по зеркалке. Чтобы показать насколько низкий порог вхождения в модную индустрию, я отправила в эту очередь кота с гоупро на голове, голубя и даже гриб. Для второго скетча я решила нарисовать тех, кто лучше всех говорит с аудиторией, сразу вспомнила Сирен, которые умели голосами и песнями заманить к себе любого. Конечно же мои Сирены носили бы только самые модные платья и были бы блогерами.



Выбрали первый эскиз, потому что он показался забавным. Попросили одеть героиню в лак и леопард, надуть ей губки. С референсами проблем не было, так как в статье говорилось о некой очень популярной блогерше Сите Абеллан, поэтому я просто нарисовала ее на переднем плане.




Совет начинающему фэшн-иллюстратору

Некоторое время назад ко мне обратился один учебный проект, чтобы я сформулировала для них советы начинающим коммерческим фэшн-иллюстраторам. Я думала, какими могли бы быть эти советы, и смогла сформулировать один единственный — никогда не становиться фэшн-иллюстратором.

Для начала обозначу, что я имею ввиду профессиональное занятие фэшн-иллюстрацией, то есть то, за что вы получаете деньги. Первое, с чем сталкиваешься в этой индустрии — творчеством и креативом здесь и не пахнет. Менеджеры брендов отлично знают, как должна выглядеть девушка, которую ты рисуешь, какой у неё возраст, типаж, национальность, в какой позе она стоит, в каком пространстве, во что она одета и что ела на завтрак. То есть ты просто визуализируешь список особых примет, который составила команда эффективных менеджеров и маркетологов. Креатив дозволен только там, где ты выбираешь, как растечется пятно краски, которое обозначает платье.

Это подводит к еще одному минусу: боже мой, как это скучно — все время рисовать девушек! Девушка сидящая, девушка ходящая, девушка идёт с пакетом, девушка вылезает из автомобиля одобренной марки. Девушка в широком платье, девушка в брючном костюме, девушка в халате. Две девушки-подружки. Лицо в профиль, лицо в фас, три четверти, в этот раз нарисую немного сзади… Иногда сразу присылают фотографии с позой, одеждой и саму модель, тут ты превращаешься в человека-сканера, который просто копирует фотографию. Оставить платье полупрозрачной заливкой или обозначить одной быстрой линией? Привет, креатив!

Где можно использовать такие вот фэшн-иллюстрации? Фотография продаёт лучше картинок, поэтому подобные иллюстрации чаще используют в соцсетях или в рекламе мероприятий, для которых либо невозможно, либо не успели сделать фотосессию. Соцсети сейчас переполнены картинками, которые были «вдохновлены» разными модными фотосессиями, поэтому бренды могут за них даже и не платить. Кто-то уже нарисовал, опубликовал, так прочему бы просто не перепостить этот фан-арт?

Фан-арт (англ. fan art) — разновидность творчества поклонников популярных произведений искусства, производное произведение, основанное на каком-либо оригинальном произведении, использующее его идеи сюжета и (или) персонажей.

Получается, все это отлично вписывается в определение слова «фан-арт», и по сути самостоятельным произведением не является. Срисовка одежды и аксессуаров, которые были придуманы кем-то другим, с фотографии, которая была срежиссирована и спродюсирована кем-то другим. И художественной интеллектуальной ценности в такой работе будет чуть больше чем никакой.

Но что делать, если вы все равно хотите прорваться в этот порочный мир моды? Я не призываю всем резко становиться дизайнерами одежды. Можно стать тем, кого захотят пригласить поучаствовать в создании своей коллекции. Традиции приглашать к совместной работе современных художников очень-очень много лет. Из самого свежего, например, весення коллекция Прада. Одежда и декорации показа были оформлены разными комиксами и иллюстрациями Джун Трап Милс, Бриджид Элвы, Жоэль Джонс, Стеллар Лейны, Эммы Риос и других. Вся новая коллекция Луи Витон оккупирована рисованными зайцами Джеймса Джина. Он, кстати еще в этом году нарисовал официальные постеры к фильмам «Мама!» и «Форма воды». Для коллекции Дрис Ван Ноттена Покрас Ломпас рисовал свои «каллиграфити». Безумных обезьянок для коллекции Гуччи в 2017 году рисовала Джейд Фиш. Кстати, ее муж Джереми Фиш тоже очень классный художник.



В новом сезоне принты и всю рекламу для Гуччи рисовал мой любимый испанский художник Игнаси Монреаль. Я очень давно слежу за его творчеством, еще когда он рисовал свои первые ироничные картинки про модную индустрию в целом. За это время он успел поработать с компаниями Диор, Луи Витонн, J.W. Anderson, с Кристианом Лабутеном.



Перечислять художников можно бесконечно, потому что такие коллаборации далеко не исключение из правил. Сейчас никого не интересует стиль перерисовки фотографий, если быть честным, то в общей массе все выглядит одинаковым. Сейчас востребованы ваш личный взгляд на жизнь, остроумие и креатив. Поэтому мой единственный совет начинающему коммерческому иллюстратору — «не занимайся глупостями, твори». Я была бы очень рада получить такой совет лет 5 назад.

Сейл

Эту иллюстрацию я рисовала так давно, что уже начала про нее забывать, а рисовала я ее в декабре для февральского номера L'Officiel.



Статья была про зимние распродажи. Все как всегда — дома мод, огромные бренды, которые заставляют тебя покупать то, что тебе не нужно. На этот раз у меня было много идей. Современная Алиса в Стране Чудес, которая летит между шкафами в пропасть мира распродаж. Монстр-Годзилла-сейл, который грозной волной прокатывается по городу, магазинам и нашим кошелькам. Картинка про страх упустить выгодные предложение и девушку, которая погналась за всеми зайцами.



Редакции понравились все варианты, поэтому они выбрали самый странный — с монстром. Обычно перед чистовыми линиями я рисую как минимум два черновика, на каждом новом слое уточняя детали. То есть на первых этапах я работаю с формами и объемами, а дальше все уточняю и детализирую. В первом варианте девушка получилась слишком анимешной. Эх, лет 13 назад я бы этому очень порадовалась, тогда я мечтала научиться рисовать аниме, но у меня ничего не получалось.



В самом первом варианте мой монстр носил панцырь из котиков, но он оказался странным и его не поняли, поэтому пришлось заменить всю эту красоту на ирокез из цифр с процентами.



Сложно было определиться с цветом монстра. Конечно, он должен был быть красным. Красный — самый популярный цвет для распродаж. Но каким должен быть этот красный? Холодным? Теплым? Раньше я всегда делала красный цвет чуть холоднее, боясь уйти в советский красный. Но в последнее время я предпочитаю красно-оранжевый. Он немного странный, смелый и дерзкий. Здесь я решила совместить и теплый, и холодный. Плюс засыпала все снежком, чтобы было понятно, что скидки зимние.



Тем временем у меня уже давно готова иллюстрация для следующего номера, она мне очень нравится. И сажусь рисовать картинку для апрельского номера. Иллюстрации для журнала — это одна из немногих коммерческих работ, которые я оставила себе в этом году. Что может быть веселее и интереснее иллюстрирования текста?

Итого

Время пришло подводить итоги 2017 года.

2017 пролетел незаметно. Я хорошо помню как он начался, потом я решила рисовать побольше тушью (ага), а дальше все как в тумане. Опомнилась я совсем недавно, пару месяцев назад, с мыслью «скорее бы он закончился». У меня очень сильно болела левая рука и доделывать проекты уже не было ни сил, ни возможности.

В 2017 я очень много читала. Мне кажется, что некоторые месяцы я все свое свободное время полностью проводила за чтением. У меня была какая-то безумная жажда к знаниям, к новому. Я покупала книги, читая по три одновременно и расстраивалась, что всей жизни не хватит, чтобы все на свете прочесть и узнать.

Я в третий раз съездила в Китай, объездила Бретань и Нормандию. В следующем году надеюсь путешествовать побольше. В планах пока немного Германии и масштабное путешествие по северо-западу Китая весной, а дальше пока я не заглядываю.

Самым ярким впечатлением было сотрудничество с Найком. Никогда до этого еще не участвовала в таком масштабном проекте, и это было незабываемо! Правда к концу года, когда я работала на последнем издыхании, это казалось событием из другой реальности.

Если честно, я порядком устала за 2017 год. Пока самое большое желание остановиться и подумать. 2017 оказался лабиринтом, который завел меня совсем не туда. Лабиринтом, в котором я потерялась. Пытаясь сосредоточиться на частностях, я упустила главное. И это главное я буду искать в 2018.
Tags:

Мечты о несуществующем

Последняя в этом году иллюстрация для журнала L'Officiel. Неожиданно она оказалась самой сложной.

Текст был интересный, и очень мне понравился. Рассуждение о том, что сейчас модно ностальгировать по эпохе 80х: выходят сериалы, фильмы, одежда, которые отсылают нас к этому времени. Только ностальгируют о нем люди, которые никогда этой эпохи не видели, но им очень нравится ее романтизированный образ. Получается, что люди мечтают и хотят вернуться туда, чего на самом деле никогда не существовало.

В тексте шла речь о сериалах «Твин Пикс», «Очень странные дела», фильмах «Стар Трек», «Бегущий по лезвию» «Американский психопат» и «Сияние». Первый эскиз был вдохновлен фотосессией Гуччи с инопланетянами в модной одежде. Только здесь я хотела поместить их в знаменитое кафе из «Твин Пикса». Второй эскиз: кадр из «Бегущего по лезвию», также с инопланетянами в модной одежде. Главный герой сидит и смотрит в телефон, а вокруг него будто странный мир из телефона, который он себе представляет.



Сюжеты показались слишко перемудренными, поэтому меня попросили сделать что-то более плакатное. Я поменяла композицию последнего эскиза, убрала там перспективу и оставила только персонажей.



Этот вариант тоже не подошел. Попросили использовать символы иллюзорности, мыльные пузыри. Я сделала еще два скетча. Первый с мыльными пузырями, в которых лопаются фильмы и сюжеты, о которых говорится в статье. Второй эскиз с очками, через которые мы смотрим на мир, и вместо обычных идущих людей видим странно одетых инопланетян.



Понравился первый вариант, но там не хватало главного персонажа. Поэтому я добавила модную девочку, которая эти пузыри выдувает, и этот вариант приняли. Так как мы довольно долго искали идею, пришлось отодвинуть сроки. Такое было со мной впервые, поэтому я очень волновалась за результат.



Отрисовка прошла очень спокойно и просто, благодаря тому что я нарисовала очень подробный скетч. Использовала здесь новый прием: заливала цветом все элементы иллюстрации, не оставляя недорисованных мест. Это позволило отделить пузыри от фона.



В последствии я проанализировала свои ошибки во время работы над эскизами. Я так сильно увлеклась построением перспективы, плановости и детализации, что забыла о самом главном в иллюстрации к статье — идее и уместности.
Tags: